Главная Новости Афиша Город сегодня
Заключительные соревнования по велоспорту-маунтинбайку
Смотреть все фото
44 24

Интервью с Вячеславом Истоминым: «Мы зависим от доброй воли вертикали власти»

Глава Копейска — о достоинствах и недостатках города-спутника, выгодах от аквапарка и том, сколько нужно денег для полного счастья.

Интервью с Вячеславом Истоминым: «Мы зависим от доброй воли вертикали власти»

— Вячеслав Викторович, Копейск — город-спутник Челябинска. Какие отличия, особенности есть у городов такого типа? В чем их преимущества и в чем — недостатки?

Вячеслав Истомин

— Если брать нас, рассматривать ситуацию со спутниками Москвы, или же анализировать европейский и американский опыт, то можно сказать, что города-спутники — это места, где, прежде всего, люди живут. Работают же зачастую они в мегаполисе. Хотя бывают и иные ситуации.

Если брать Копейск, то у нас очень удачное географическое расположение. Особенно если учитывать, скажем так, непростую экологическую ситуацию в областном центре. У нас в городе практически нет вредных производств, и то, что в Копейске воздух чище, ощущается даже физически. Те, кто переехал в наши новостройки из областного центра, это отмечают.

Во-вторых, у нас практически нет пробок в городе. Хотя, с учетом расширения жилого пространства (население Копейска увеличивается), эта проблема в отдаленной перспективе может перед нами встать. Но пока пробка есть лишь на выезде в сторону Челябинска, возле гипермаркета Metro, и ближе к Ленинскому району Челябинска. Хотя, ну как пробка — два-три сигнала светофора стоишь, затем едешь дальше. Мы применили там светофорное регулирование и пока сняли напряжение. Но, конечно, надо будет строить развязку в будущем.

Но сейчас от администрации Копейска до администрации Челябинска при отсутствии пробок можно доехать на машине за 25-30 минут. Примерно то же, если не бОльшее время придется потратить на поездку до условного «Паркового» или ЧМЗ или другого отдаленного района Челябинска.

Важно и то, что наличие мегаполиса «под рукой» позволяет людям делать выбор — где жить, где работать, где учиться (хотя в Копейске собственных вузов нет, только филиалы).

Да, в Челябинске более высокая заработная плата, а вот стоимость жизни, в частности, цены на жилье, ниже у нас. Для сравнения — стоимость квадратного метра в центре Копейска: 25 −30 тысяч рублей. Вполне реален вариант, когда можно продать, скажем, «двушку» в Челябинске, на эти деньги купить такую же в Копейске, и еще останется на машину. Челябинцы, да и жители других городов области, часто молодые семьи, это понимают, и покупают квартиры у нас. Скажу больше — за последние три года это привело к увеличению населения города! Рождаемость и смертность у нас примерно одинаковы, но по данным статистики, число жителей выросло примерно на пять с небольшим тысяч человек.

— А чем выгоден Копейск для бизнеса?

Вячеслав Истомин

— Прежде всего, здесь нормальные власти (улыбается). Администрация, которая настроена на помощь любому предпринимателю, который хочет создать у нас бизнес.

Есть серьезные инфраструктурные плюсы. Насколько я знаю, в Челябинске не так уж и много свободной земли, и получить участок иногда бывает непросто. В Копейске земли хватает (площадь города — 360 квадратных километра, в Челябинске — около 500 — прим. ред.), и создано несколько площадок, где уже подведена бОльшая часть коммуникаций — это либо просто земельный участок, либо место там, где располагались старые предприятия.

Что касается строительного бизнеса, то у нас есть возможность строить не только на свободных землях, но и «на сносе», вместо аварийных домов. Этим мы и решаем (хотя бы частично) проблему ветхого жилья и позволяем развиваться бизнесу в центре города — вряд ли строители в ближайшее время начнут активно осваивать наши поселки, ведь это нерентабельно. За последние два года в городе построено около 300 тысяч квадратных метров жилья, или примерно по квадратному метру в год на каждого жителя. Это один из лучших показателей в России.

Если говорить о логистике — эта отрасль имеет возможность активно развиваться. У нас за последние годы уже открылось несколько логистических центров — с Троицкого направления, на границе с Челябинском, и рассматривается возможность создания еще одного — на Курганском направлении. Бизнесу интересна, с одной стороны, максимальная близость к мегаполису как к центру потребления, а с другой стороны — возможность экономить на стоимости земли, более низких затратах на персонал и так далее.

Отдельный вопрос — промплощадки на основе некогда заброшенных шахт. Там есть и плюсы, и минусы. Есть территории, где в силу геологии не могут находиться капитальные строения, но есть и земли, где их можно разместить. А инфраструктура осталась — то же электричество, от которого в свое время сильно зависела угольная промышленность.

— А если говорить о недостатках Копейска?

Вячеслав Истомин

— В некотором роде они — продолжение его достоинств.

Самая главная проблема — ветхое жилье, и перспективы ее решения достаточно туманны. Силами городского бюджета с ней не справиться. А некоторые дома (если их можно так назвать), наверное, даже царя-батюшку застали...

Ремонтировать их, на мой взгляд, уже бесполезно, надо сносить и строить на их месте новое жилье. Мне видятся на их месте коттеджные поселки. Инфраструктура есть, чистый воздух, современные технологии позволяют делать локальные системы водоотведения... Если будет спрос, то всё реально.

Площадь города — также и достоинство, и проблема. Копейск нельзя назвать компактным городом — его протяженность 65 километров. В городе восемь крупных поселков, всего их 34, и они разбросаны по территории. Эта низкая плотность логистически неудобна, да и инфраструктурные вопросы гораздо проще решать на ограниченном пространстве. У нас же в почти каждом поселке отдельная котельная, своя система водоснабжения, а водоотведение имеется не везде. И проблем, скажем, в Октябрьском или Старокамышинске, куда меньше, чем в Вахрушево, где только строительство системы водоотведения стоит около 50 миллионов рублей. Туда бы запустить хорошего застройщика, но есть другая проблема — к ним долетают ветра от свинокомплекса, расположенного у соседей в Красноармейском районе. Хотя Вахрушево, как и все поселки, расположенные вдоль федеральной трассы, имеет очень неплохие перспективы.

— Что из себя представляет экономика города?

Вячеслав Истомин

— Прежде всего, Копейск перестал быть «шахтерским» городом. У нас уже многопрофильная экономика. Раньше комплекс шахт был градообразующим предприятием, а остальные, включая тот же завод имени Кирова (ныне — Копейский машиностроительный завод — прим. ред.), были, скорее, сопутствующими. Сейчас градообразующим предприятиями, хотя бы исходя из их «оборотки», можно считать «Сигму» (крупнейший на Урале производитель растительных масел), завод «Пластмасс», который осваивает крупные оборонные заказы, появились предприятия «ИнтерПак», «ИнтерПласт», Carbo Ceramics, «Нисма», «ЛитПромМаш» и другие. У каждого из них годовые обороты в сотни миллионов рублей, сотни рабочих мест. Подобных предприятий у нас уже несколько десятков. И главное, что каждый год появляются новые.

— На что хотите сделать упор? Стройка? Промышленность?

Вячеслав Истомин

— Знаете, мне иногда странно слышать, когда в ответ на наши разговоры об открытии аквапарка, который даст городу 200-300 рабочих мест, отвечают: «Какие аквапарки?! Промышленность надо возрождать!». Ничего не имею против промышленности, но не так уж принципиально, что приносит в город налоги и создает новые рабочие места — завод это или сфера услуг. Главное, чтобы это было востребовано людьми, конкурентоспособно. Так зачем складывать яйца в одну корзину?!

Да, надо сохранять ту промышленность, которая может быть конкурентоспособна. Но у нас часто получается, что мы тянем до последнего те предприятия и отрасли, которые уже таковыми не являются. Да, это всегда непростое решение, и за ним стоят судьбы людей. Но чем тянуть до последнего, лучше дать им возможность переучиться, пройти переподготовку, помочь с новой работой...

Возвращаясь же к аквапарку — у инвесторов по-прежнему есть интерес к нему, разрабатывается рабочий проект, идет сбор технических условий. Перспектива есть. Если аквапарк появится у нас в городе, необходимость строительства аналогичного сооружения в Челябинске отпадет. Но поверьте, людям не так уж важно, куда ехать, если это недалеко и удобно. Сейчас ближайшие аквапарки хорошего уровня — в Екатеринбурге и Магнитогорске. 200 и 320 километров от областного центра. Я на самом деле удивлен, почему бизнес до сих пор не дошел до этой темы — мы же можем закрыть им потребности и нашего региона, и соседей из Курганской области. Как только к нам обратились потенциальные инвесторы, мы сразу же нашли им земельный участок. И все настроены на то, чтобы проект был воплощен в жизнь.

Знаете, мой хороший знакомый, довольно известный челябинский предприниматель, как-то мне рассказывал, что, придя в один из муниципалитетов, и заявив, что хочет вложить в новый проект, кажется, 500 миллионов рублей, в ответ встретил весьма вялое к себе отношение. А в других городах, регионах (он привел в пример один из муниципалитетов средней полосы России), после этих слов в мэрии за ним был закреплен специальный человек, единственной функцией которого было заниматься всеми бумагами. Такой вот сервис-сопровождение.

Мы стараемся такой подход внедрять у нас. Уверен, что одной из причин того, что тот же Лого-центр появился у нас, а не в другом месте, было именно то, что со стороны муниципалитета было обещано, что все документы будут «ходить» день в день, и я лично это контролировал. При этом даже при моем личном контроле добиться этого было непросто. Но люди нам поверили, и в итоге проект реализован.

— Достаточно широко известно, что современная система межбюджетных отношений в России оставляет не так много денег муниципальным бюджетам. И все же — насколько Копейск самодостаточен в бюджетном отношении?

Вячеслав Истомин

— Мы, как и многие другие, зависим от доброй воли вертикали власти — прежде всего, региона. Также, как и региональная власть — от федеральной.

Бюджет Копейска, его расходная часть составляет примерно 3,2 миллиарда рублей, при этом собственных доходов — около 800 миллионов рублей. И на эти деньги мы не должны обидеть никого — ни образование, ни культуру, ни здравоохранение (хотя полномочия в этой сфере у нас и забрали, но ведь жители вряд ли перестанут воспринимать нашу больницу как копейскую), содержать в чистоте и порядке город и так далее...

— Это много или мало?

Вячеслав Истомин

— С одной стороны, это не так уж плохо по сравнению с другими муниципалитетами. Нас надо сравнивать скорее с Миассом и Златоустом — городами, близкими по населению. У нас плюсы в близости к Челябинску, у них — в изначально более развитой промышленности. Потому и налогооблагаемая база предприятий у них больше.

Да, если бы нам оставляли побольше собственных доходов, доли налогов... Сейчас на основании регионального законодательства нам остается 36 процентов от собранного НДФЛ. Если бы эта цифра была больше — это сотни миллионов рублей в год... Сегодня эти деньги уходят в вышестоящий бюджет, откуда их нам возвращают в виде субсидий. И мы должны просить, обосновывать выделение этих ресурсов. Это история всех глав городов и районов, не только моя.

Знаете, иногда, когда деньги просит глава муниципалитета — это одно. А вот когда о решении этой же проблемы начинают просить жители, теми или иными способами — реакция меняется. Нам дают понять, что проблемы — это проблемы округа, а вот когда начинают протестовать люди — как правило, какую-то помощь все же выделяют. К сожалению, сейчас дело обстоит именно так. Хотя на месте областных властей, я бы, возможно, поступал бы так же.

Я каждый год привлекаю внебюджетных денег 15-20 миллионов. Для нас это серьезные цифры. Дни города все на «внебюджет» проходят, праздники какие-то, добрые дела различные, мероприятия с помощью партнеров, спонсоров и так далее. Почему мэров не стимулировать? Привлек столько-то «внебюджетки» — дать дотацию городу еще на такую же сумму.

Я, вне всяких сомнений, буду делать все, чтобы в город привлекать всё новый и новый бизнес, любым легитимным способом, и так стараться пополнять налогооблагаемую базу и бюджет муниципалитета. Но, если есть возможность, то почему бы не оставлять в городах не 36, а хотя бы 50 процентов того же НДФЛ? Может быть, и мэры стали бы просить денег у области реже и меньше... А если все 100 процентов, так вообще...

— Сколько вам надо денег для полного бюджетного счастья?

Вячеслав Истомин

— Если бы не было ветхоаварийного жилья, то при уровне собственных доходов в миллиард рублей мы бы справлялись постепенно и с дорогами, и с другими проблемами. На «ветхоаварийку» нужно миллиардов шесть-семь, чтобы закрыть эту проблему. Мы — самый проблемный по этому показателю город в регионе — до 20-25 процентов жилого фонда можно отнести к ветхому или непригодному для проживания. Да, с помощью всех средств и самых разнообразных программ за три года мы переселили около тысячи семей. Это системная работа, которая дает результат. Мы расселили всех, чье жилье до 2012 года было признано ветхоаварийным. Но в ближайший год нам вряд ли что-то дадут на эти цели, именно потому, что мы эту программу уже выполнили. Хотя и судебные решения продолжают приходить, и дома не перестают быть ветхими... Стараемся находить выходы, иногда нестандартные, с помощью инвесторов.

— Вам не кажется, что профессия главы города — это огромный клубок самых разнообразных обязанностей и обязательств?

Вячеслав Истомин

— (после раздумья) Кажется.

— Вы многим людям чем-то обязаны как мэр?

Вячеслав Истомин

— Если ставить вопрос так, то, наверное, обязан только жителям Копейска. 80 процентов голосов, которые я получил на выборах в 2011 году — это действительно обязывает.

— А как же те самые партнеры, спонсоры мероприятий и так далее, которые являются источником тех самых внебюджетных денег? Бизнес ведь всегда подспудно ждет какой-то «ответки». Это ведь дилемма для мэра...

Вячеслав Истомин

— Согласен.

— Но ведь и это своего рода обязательства. Их много?

Вячеслав Истомин

— Скажу так. Есть дружеские отношения. Большая часть помощи оказывается и копейскими, и челябинскими предпринимателями. Но это скорее не обязательства, а добрые личные отношения, которые у меня сложились как с копейской, так и с челябинской бизнес-элитой. К тому же бизнес видит отношение к нему в городе и к тем изменениям, которые в нем происходят. Серьезного бизнесмена, большое предприятие вряд ли можно взять и заставить дать денег. Вот есть у нас Александр Махров («Сигма» — прим. ред.), когда ты приходишь и говоришь о том, что надо где-то помочь, то он слушает твои аргументы. Если они убедительны, достаточны для него — он делает это. Если нет — он вряд ли тебе поможет, каким бы ты хорошим ни был.

Но как мэр, повторюсь, я обязан прежде всего жителям.